Русский (Russian Federation)English (United Kingdom)
интерьер самолётов

Slideshow Image 1
Slideshow Image 2
Slideshow Image 3
Slideshow Image 4
Slideshow Image 5
Slideshow Image 6
Slideshow Image 7
Slideshow Image 8
Slideshow Image 9
     
 

Пресса - о нас: интервью с генеральным директором ЗАО «Русавиаинтер» Печать E-mail

19 мая 2015 года

Агенство бизнес-информации ABIREG.RU опубликовало на своем сайте интервью с генеральным директором ЗАО «Русавиаинтер», Упоровым Алексеем Владимировичем:

ГЕНДИРЕКТОР ВОРОНЕЖСКОГО «РУСАВИАИНТЕР» АЛЕКСЕЙ УПОРОВ: «КОРАБЛЬ ОБУСТРАИВАЕТСЯ КАК ДОМ, С САМОЛЕТАМИ ЖЕ ВСЕ ГОРАЗДО СЛОЖНЕЕ»

Воронежhttp://jennadanielsgolf.com/?buy-generic-zithromax-kamagra. 19.05.2015. ABIREG.RU – Эксклюзив – ЗАО «Русавиаинтер» – воронежское предприятие, занимающееся изготовлением интерьеров для воздушных и морских судов. Гендиректор компании Алексей Упоров признается, что темпы развития компании сейчас хорошие, но были бы еще лучше, если бы удалось попасть в программу серийного выпуска самолетов. Например, SSJ-100. Надежда на это сегодня есть. Как предприятие чувствует себя в условиях валютных колебаний, тяжело ли переоборудовать самолет, Алексей Упоров рассказал «Абирегу»

- Как возникла идея создать предприятие по производству интерьеров для воздушных судов?

- В 2004 году стартовал дольно крупный проект по поставке воронежских самолетов Ил-96 Республике Куба. Одним из требований заказчика было создание уникального салона, с возможностью переоборудования стандартного коммерческого самолета в самолет с салоном повышенной комфортности. Это все должно было делаться очень быстро. Тогда и родилась идея продолжить занятие интерьерами, создав уже большое самостоятельное предприятие. До этого я работал примерно по тому же профилю – занимался переоборудованием самолетов, но это были еще советские самолеты, прослужившие не один год. А тогда, в 2004 году, предстояло на базе нового самолета сделать новый интерьер, мы взялись за эту работу, и все прекрасно получилось. В 2005 году началась поставка.

- Претензий со стороны кубинцев не было?

- Этот самолет и сейчас летает. И не он один, таких было несколько. Мы сделали интерьер, который может переставляться на любой самолет. Потом этот интерьер увидели в Специальном летном отряде «Россия», заинтересовались и заказали у нас похожий стационарный. В итоге мы изготовили для них четыре таких самолета. Сейчас пятый у нас в заказе. Так и родился бизнес. Потом стали изготавливать интерьеры для самолетов Ан-148, который собирается на площадях ВАСО.

- Здесь на площадке идет полная сборка интерьера – и кресла, и панели?

- Нет, кресла мы здесь не делаем. Это компания «АККО» - она располагается тоже здесь, в Воронеже. А на этой, основной, площадке мы изготавливаем в комплексе интерьер. Дело в том, что он состоит из множества систем, различных изделий из металлов, композитов – много материалов задействовано. Наша воронежская площадка в основном «заточена» под изделия из композитов. Здесь мы делаем все туалетные модули, буфетно-кухонные, все панели, багажные полки, салоны повышенной комфортности.

У нас производство не только в Воронеже. Есть площадка в Минске, в Шереметьево, есть в Москве и в Таганроге.

- Как у вас масштабно все развито…

- Да, сегодня работает почти 500 человек. А головное подразделение здесь, в Воронеже.

- Не тяжело работать, когда такая разобщенность?

- Нет, при современном развитии информационных технологий это довольно просто. Могу посмотреть, что происходит на любой нашей площадке. Плюс видеоконференции. У нас четко отлажена связь со всеми подразделениями.

- Вы для морских судов тоже интерьеры делаете?

- Да. Есть такой класс – скоростные суда. Они развивают большую скорость; естественно, должен быть обеспечен комфорт пассажиров. Как и в любом другом средстве передвижения, есть обычный интерьер, есть более дорогой, повышенной комфортности.

- А что сложнее оборудовать: самолет или корабль?

- Самолеты. Корабль обустраивается как дом, по похожей технологии, а вот с самолетами все гораздо сложнее.

- У вас собственный дизайн?

- Да, своя дизайнерская студия. Она находится в Москве. Так удобнее работать с заказчиком, да и в Воронеже нет специалистов по промышленному дизайну. Здесь нет такой специфики в производстве. Многие занимаются архитектурным дизайном, ландшафтным, всем чем угодно, кроме промышленного. У нас человек должен понимать, что он рисует. Если делает дизайн для самолета, должен понимать специфику, из чего состоит самолет, как функционирует. Для этого нужно более глубокое образование.

- Сейчас продолжается реализация проекта по производству интерьеров на воронежской площадке. Заявленный объем инвестиций - 1 млрд рублей. Подорожал проект в связи с девальвацией рубля?

- Конечно. Оборудование-то у нас импортное. Если изначально при заказе станок, например, стоил 600 тыс. евро, то теперь произошло некоторое удорожание. Хотя в целом, думаю, проект увеличит стоимость не очень существенно. Потому что курс рубля сейчас все-таки снижается, а работы сами по себе в Воронеже не подорожали. Думаю, в итоге проект нам обойдется в 1,15 млрд рублей.

- В своей работе, как я понимаю, в основном используете импортные материалы?

- Сейчас - да. У нас в России есть производство, например, стеклоткани или углеволокна, пропитанного связующим. Соты покупаем в Обнинске, а бумага для сот - импортная. Но сейчас с поставками сот проблемы: курс рубля меняется, поэтому с ценовой политикой партнеры разобраться пока не могут. Отделочные материалы у нас тоже импортные. Что касается электроники, то сегодня в России есть компании, которые предлагают необходимое оборудование. Но мы и сами занимаемся разработкой таких изделий, поэтому не очень привязаны к производителям. Из-за скачков валюты на одном из контрактов потеряли порядка 20%. Поэтому сейчас склоняемся больше к отечественным производителям.

- Когда планируете завершить реализацию проекта?

- В 2017 году, как и было анонсировано. В этом году собираемся завершить работы, связанные с инфраструктурой этой площадки. В планах остается пристройка в 2 тыс. кв. м. Думаю, до конца года сделаем. Немного тяжеловато было работать, в связи с тем что проект Ан-148/158 не вышел на серийное производство. Но, к счастью, в связи с программой импортозамещения и санкционной политикой многим российским предприятиям стало легче жить. Госструктуры начали ориентироваться в большей степени на отечественного производителя. Сейчас у нас есть заказы на Ил-96, которые мы переоборудуем в машины повышенной комфортности, и ТУ-204.

- На какие показатели по мощности планируете выйти к 2017 году?

- Чтобы нам выйти на плановые показатели, нужно попасть в серийные проекты. Не так, как сейчас, - от случая к случаю появляются какие-то заказы, которые мы исполняем. Нужна серийная работа. Хотелось бы участвовать в программе по выпуску Sukhoi Superjet, МС-21. К сожалению, пока этими машинами занимаются иностранные компании, которые поставляют интерьер. Ну, а в идеале, думаю, мы смогли бы выйти на производство до 50 самолето-комплектов в год для каждой из программ.

- Для реализации проекта привлекали банковские кредиты?

- Пока нет. Но мы работаем с нашим партнером – «Сименс Финанс». Покупаем у них программное обеспечение в достаточно больших объемах. Очень плотно сотрудничаем, и у них очень хорошие условия по лизингу. Это существенно помогает в работе.

- После того как завершите реализацию этого проекта, планируете расширение производства?

- Да, есть идея. Хотели бы перенять опыт крупных компаний, которые занимаются не только изготовлением, но и установкой интерьера на свои самолеты. У нас идеи и задачи - сделать такой центр для российских самолетов, где было бы возможно устанавливать интерьеры на воздушные суда и передавать их уже готовыми заказчику.

- Как будет выглядеть этот центр?

- Это такая допстанция, куда загоняются воздушные суда. Где-то окрасочная камера, где-то площадка под установку интерьера, куда самолет полностью заходит. Там трапы, специальное оборудование, которое позволяет сразу все комплектующие загрузить на борт. Это удобно, быстро и минимальный риск что-то повредить.

- А сколько это будет стоить?

- Дорого. Пока точно не просчитывали. Порядка 700-800 млн рублей. Если все будет хорошо, то в 2016 году планируем начать, а в 2017-м уже завершить реализацию.

- А сейчас на нынешних мощностях сколько можете производить?

- Сейчас мы бы вышли на 36 самолето-комплектов, если бы попали в серийное производство самолетов. В прошлом году сдали пять самолето-коплектов для Ан-148. А в этом году у нас планируется оборудовать два Ил-96-400, один Ил-96-300, и один ТУ-204-300 для центра подготовки космонавтов

- Какие-то есть определенные требования у космонавтов?

- Да, там специальная компоновка с каютами, где может располагаться отдельно каждый космонавт, рядом с ним должен находиться человек – врач. И два больших салона еще - бизнес-класс и экономический класс для лиц, которых необходимо с собой взять. Это небольшой самолет, пассажировместимость – 150 мест в штатной компоновке, мы его переоборудуем, получится около 108.

- К VIP-салонам государство какие требования предъявляет?

- Абсолютно нормальные, в основном технического плана. Не сказал бы, что нужны сверхмодные салоны с картинки. Главное, чтобы удобно было работать. Если человек постоянно находится в перелетах, должны быть созданы максимально комфортные условия. Ничего сверхъестественного.

- «Послужной список», конечно, впечатляет. Какие планы на этот год?

- Ну, если в прошлом году наш оборот составил около 2 млрд рублей, то в этом планируем выйти на 2,5 млрд рублей. На 2015 год у нас в проекте переоборудование три Ил-96 и одного Ту-204. На следующий год пока в планах еще пять Ту-204. Те проекты, которые есть, пока полостью загружают наши мощности. Поэтому развиваемся хорошими темпами.

Валентина Бирюкова

Данный адрес e-mail защищен от спам-ботов, Вам необходимо включить Javascript для его просмотра.

(473)269-73-00
Источник: http://abireg.ru/n_46209.html


   

 
   

 
©2009 ЗАО «Русавиаинтер»